19 мая 2019,
Областные новости
17.05.2019
В Пензенской области активно идёт работа по исполнению Краткосрочного плана реализации Региональной программы капитального ремонта на 2019 год.
17.05.2019
Мастер-класс «Эффективные переговоры и технологии успеха» состоится 27 мая в рамках Форума предпринимателей Пензенской области в библиотеке им. М.Ю. Лермонтова.

телефон доверия

Праздники России

отдых

Люди села

08.05.2019

Трудное поле Александры Сизовой

Сегодня расскажем о ветеране трудового фронта в годы Великой Отечественной войны, большой труженице тыла Александре Григорьевне Сизовой.
В январе ей исполнилось 94 года. Ее непростая жизнь, как в зеркале, отразилась в судьбе деревни военного лихолетья.
Она живет в небольшом домике на краю Мокшана, любит читать газеты, активно интересуется общественной жизнью. У  Александры Григорьевны хорошая память, она легко ориентируется в событиях тех далеких военных лет.
– Родилась я в 1925 году в с. Хоненево, в многодетной семье Григория Сизова. В 30-х годах Григорий Абрамович был председателем колхоза «Заветы Ильича». Весь колхоз состоял из 4-х десятков крестьянских семей и 40 гектаров земли, скотного двора, из тягловой силы только лошади, – вспоминает Александра Сизова.
С 11 лет, наравне со взрослыми, я работала в поле, правда, перед этим успела закончить 4 класса местной школы. Война. Она ворвалась в нашу жизнь неожиданно. Никогда не забуду этот «черный» день 22 июня 1941 года. Мы шли с работы, навстречу бежали мальчишки и кричали: война, война, еще не понимая трагического смысла этого слова. На второй день началась мобилизация. Нас, молодежь села, направили на рытье противотанковых рвов. И ни куда-нибудь под Москву, а в соседнюю Керенку. Так как в случае затяжной войны это направление считалось танкоопасным. Эти рвы можно увидеть и сейчас. 
Осенью к нам приехал председатель райисполкома и объявил, что в МТС набирается женская бригада трактористов на замену ушедших на фронт. Возраст будущих механизаторов 20 - 22 года. А мне 16. Но я сумела уговорить комиссию, и меня, в виде исключения, взяли в бригаду. Всю зиму изучали материальную часть. А весной, чуть сошел снег, нас направили в колхозы. Ранним апрельским утром на своих «железных конях» мы отправились в дорогу. Наша техника латаная-перелатаная состояла в основном из тракторов с огромными железными колесами с шипами «Фордзон-Путиловец», «Фордзон-Нати, универсал»-40. Был в нашей бригаде и один «древний» газогенераторный трактор, работавший на  газе, получаемом при сжигании сухих чурок. Ни о каких кабинах, мягких сиденьях и речи не велось. Летом, весной и холодной осенью, в дождь, снег, жару, в бесконечной пыли, подстелив на железку, называемую сиденьем, старую фуфайку, под оглушительный рёв мотора, в облаке выхлопа мы, молоденькие девчонки, по 12-14 часов работали в поле. А если сюда добавить огромное железное колесо (руль), которое мужику-то крутить было тяжело, ежедневную процедуру ручного запуска двигателя, когда по 3 человека с большим трудом рукояткой заводили мотор, еженедельную «перетяжку» шатунных вкладышей – станет ясно, что наши девчата настоящие герои. Через несколько недель руки огрубели, лица обветрились, от постоянного недоедания голова шла кругом. Дома приходилось бывать только в период больших дождей  или зимой, когда ремонтировали наши трактора. Вот так война «украла» наши лучшие годы. Что обижаться на это? Тогда трудно было всем. Никогда не забуду, как в начале войны ранней весной добирались до колхоза. На пути разлилась река, чтобы не опоздать  на работу, пришлось, расталкивая льдины, преодолеть ее вплавь. В результате я получила тяжелое воспаление легких и долго лежала в Мокшанской больнице. Надо отметить, дисциплина в бригаде была железной. Опоздание или неявка на работу, поломка техники по вине тракториста расценивались как саботаж. За это по законам военного времени запросто можно было попасть в тюрьму. Жили в командировках на квартирах, кормили плохо. Голод в деревнях стал обычным явлением. Ведь все, что выращивалось на полях, шло на фронт. Выручали колхозников свой огород  да кормилица корова. Помню, как мать прислала деруны с толченым сухим клевером, – какими они казались вкусными!
В 3-й год войны нам разрешили на полевых станах варить обеды, в счет оплаты выдавали зерно. – Как же нас ждали в хозяйствах! Ведь в деревнях остались женщины, старики и дети. Часть лошадей забрали на фронт. Работали на волах, бывало, ставили в упряжь коров. Наши трактора были буквально на «вес золота», – вспоминает ветеран. – Как бы ни было трудно  – жизнь берет свое. 
В конце войны вышла замуж за бравого комбайнера Виктора Горюхина. Познакомилась с ним, когда мой «Универсал» возил его «Сталинец» на прицепе. Ведь самоходных комбайнов тогда не было. На свадьбу дали один день. Была она бедной, но веселой. Песни, частушки под балалайку пелись от души. А завтра, в шесть утра, опять на работу. 
День Победы мы встретили в поле. Помню, приехал к нам 9 мая бригадир и объявил:  – Победа! Что тут началось. Плакали, обнимались, не верилось, что нашим страданиям пришел конец. После войны женскую тракторную бригаду распустили. Пошла трудиться на ферму. В родном селе Хоненево 12 лет отработала дояркой. Что такое доярка в те времена? Это 18 коров, которых надо 3 раза в день вручную подоить, накормить. Ни выходных,  ни праздников у тебя нет. В это время  у нас в семье было трое детей, дома большой огород, скотина. Как все успевала,  сейчас не понять.
В середине шестидесятых годов переехали в Мокшан. Здесь я трудилась в комбинате бытового обслуживания. Вообще, мой общий трудовой стаж – 55 лет. Мужа не стало в 2000 году. Дети разлетелись. Они сами давно дедушки и бабушки. Ни о чем не жалею. Судьба подарила мне 94 года. А то, что жизнь моя попала под «каток» войны, это судьба всей страны. Ни денег, ни «дворцов»  не нажила. Самое мое ценное богатство – 7 внуков, 10 правнуков, одна праправнучка. 
Живу  хорошо, все у меня есть. Но в последние годы поселилась в душе тревога. Нет, нет, да и промелькнут  на  телевидении  сюжеты,  обесценивающие нашу великую Победу. Обидно, когда об этом заговорили на Украине. Это что же, гибель миллионов наших солдат, беспримерный трудовой подвиг в тылу, когда наши девчонки рвали жилы, чтобы накормить страну – все это напрасно?! Хочу сказать еще вот о чем. Сегодня молодые люди, как правило, стремятся попасть в вузы, получить престижную, денежную профессию. А кто же будет работать на земле, растить хлеб, кто будет управлять сельскохозяйственной техникой, кто  продолжит хлеборобское дело? Об этом надо думать сегодня – завтра будет поздно. Обязательно про это напишите, – сказала нам в конце разговора              ветеран. 
– Всех земляков поздравляю с великим праздником, Днем Победы. Желаю здоровья, благополучия. Берегите мир!
Валерий ТИТОВ.
 Фото автора.

Сегодня расскажем о ветеране трудового фронта в годы Великой Отечественной войны, большой труженице тыла Александре Григорьевне Сизовой.

В январе ей исполнилось 94 года. Ее непростая жизнь, как в зеркале, отразилась в судьбе деревни военного лихолетья.

Она живет в небольшом домике на краю Мокшана, любит читать газеты, активно интересуется общественной жизнью. У  Александры Григорьевны хорошая память, она легко ориентируется в событиях тех далеких военных лет.

– Родилась я в 1925 году в с. Хоненево, в многодетной семье Григория Сизова. В 30-х годах Григорий Абрамович был председателем колхоза «Заветы Ильича». Весь колхоз состоял из 4-х десятков крестьянских семей и 40 гектаров земли, скотного двора, из тягловой силы только лошади, – вспоминает Александра Сизова.

С 11 лет, наравне со взрослыми, я работала в поле, правда, перед этим успела закончить 4 класса местной школы. Война. Она ворвалась в нашу жизнь неожиданно. Никогда не забуду этот «черный» день 22 июня 1941 года. Мы шли с работы, навстречу бежали мальчишки и кричали: война, война, еще не понимая трагического смысла этого слова. На второй день началась мобилизация. Нас, молодежь села, направили на рытье противотанковых рвов. И ни куда-нибудь под Москву, а в соседнюю Керенку. Так как в случае затяжной войны это направление считалось танкоопасным. Эти рвы можно увидеть и сейчас. 

Осенью к нам приехал председатель райисполкома и объявил, что в МТС набирается женская бригада трактористов на замену ушедших на фронт. Возраст будущих механизаторов 20 - 22 года. А мне 16. Но я сумела уговорить комиссию, и меня, в виде исключения, взяли в бригаду. Всю зиму изучали материальную часть. А весной, чуть сошел снег, нас направили в колхозы. Ранним апрельским утром на своих «железных конях» мы отправились в дорогу. Наша техника латаная-перелатаная состояла в основном из тракторов с огромными железными колесами с шипами «Фордзон-Путиловец», «Фордзон-Нати, универсал»-40. Был в нашей бригаде и один «древний» газогенераторный трактор, работавший на  газе, получаемом при сжигании сухих чурок. Ни о каких кабинах, мягких сиденьях и речи не велось. Летом, весной и холодной осенью, в дождь, снег, жару, в бесконечной пыли, подстелив на железку, называемую сиденьем, старую фуфайку, под оглушительный рёв мотора, в облаке выхлопа мы, молоденькие девчонки, по 12-14 часов работали в поле. А если сюда добавить огромное железное колесо (руль), которое мужику-то крутить было тяжело, ежедневную процедуру ручного запуска двигателя, когда по 3 человека с большим трудом рукояткой заводили мотор, еженедельную «перетяжку» шатунных вкладышей – станет ясно, что наши девчата настоящие герои. Через несколько недель руки огрубели, лица обветрились, от постоянного недоедания голова шла кругом. Дома приходилось бывать только в период больших дождей  или зимой, когда ремонтировали наши трактора. Вот так война «украла» наши лучшие годы. Что обижаться на это? Тогда трудно было всем. Никогда не забуду, как в начале войны ранней весной добирались до колхоза. На пути разлилась река, чтобы не опоздать  на работу, пришлось, расталкивая льдины, преодолеть ее вплавь. В результате я получила тяжелое воспаление легких и долго лежала в Мокшанской больнице. Надо отметить, дисциплина в бригаде была железной. Опоздание или неявка на работу, поломка техники по вине тракториста расценивались как саботаж. За это по законам военного времени запросто можно было попасть в тюрьму. Жили в командировках на квартирах, кормили плохо. Голод в деревнях стал обычным явлением. Ведь все, что выращивалось на полях, шло на фронт. Выручали колхозников свой огород  да кормилица корова. Помню, как мать прислала деруны с толченым сухим клевером, – какими они казались вкусными!

В 3-й год войны нам разрешили на полевых станах варить обеды, в счет оплаты выдавали зерно. – Как же нас ждали в хозяйствах! Ведь в деревнях остались женщины, старики и дети. Часть лошадей забрали на фронт. Работали на волах, бывало, ставили в упряжь коров. Наши трактора были буквально на «вес золота», – вспоминает ветеран. – Как бы ни было трудно  – жизнь берет свое. 

В конце войны вышла замуж за бравого комбайнера Виктора Горюхина. Познакомилась с ним, когда мой «Универсал» возил его «Сталинец» на прицепе. Ведь самоходных комбайнов тогда не было. На свадьбу дали один день. Была она бедной, но веселой. Песни, частушки под балалайку пелись от души. А завтра, в шесть утра, опять на работу. 

День Победы мы встретили в поле. Помню, приехал к нам 9 мая бригадир и объявил:  – Победа! Что тут началось. Плакали, обнимались, не верилось, что нашим страданиям пришел конец. После войны женскую тракторную бригаду распустили. Пошла трудиться на ферму. В родном селе Хоненево 12 лет отработала дояркой. Что такое доярка в те времена? Это 18 коров, которых надо 3 раза в день вручную подоить, накормить. Ни выходных,  ни праздников у тебя нет. В это время  у нас в семье было трое детей, дома большой огород, скотина. Как все успевала,  сейчас не понять.

В середине шестидесятых годов переехали в Мокшан. Здесь я трудилась в комбинате бытового обслуживания. Вообще, мой общий трудовой стаж – 55 лет. Мужа не стало в 2000 году. Дети разлетелись. Они сами давно дедушки и бабушки. Ни о чем не жалею. Судьба подарила мне 94 года. А то, что жизнь моя попала под «каток» войны, это судьба всей страны. Ни денег, ни «дворцов»  не нажила. Самое мое ценное богатство – 7 внуков, 10 правнуков, одна праправнучка. 

Живу  хорошо, все у меня есть. Но в последние годы поселилась в душе тревога. Нет, нет, да и промелькнут  на  телевидении  сюжеты,  обесценивающие нашу великую Победу. Обидно, когда об этом заговорили на Украине. Это что же, гибель миллионов наших солдат, беспримерный трудовой подвиг в тылу, когда наши девчонки рвали жилы, чтобы накормить страну – все это напрасно?! Хочу сказать еще вот о чем. Сегодня молодые люди, как правило, стремятся попасть в вузы, получить престижную, денежную профессию. А кто же будет работать на земле, растить хлеб, кто будет управлять сельскохозяйственной техникой, кто  продолжит хлеборобское дело? Об этом надо думать сегодня – завтра будет поздно. Обязательно про это напишите, – сказала нам в конце разговора ветеран. 

– Всех земляков поздравляю с великим праздником, Днем Победы. Желаю здоровья, благополучия. Берегите мир!


Валерий ТИТОВ.

 Фото автора.

Оставить комментарий